Всероссийский фестиваль русской речи "Русское слово"
Фестивль русской речи Русское слово 2010
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?

Старостьянц Любовь Ивановна (Нижегородская область)

«Легко, брат, убеждать людей, что
они - дрянь и жизнь их - дрянь, они этому тоже легко верят,  чорт  их  знает почему!»
(А.М. Горький)

«Не хочу иметь другую историю,
кроме истории наших предков, какой нам Бог её дал»
(А.С. Пушкин)

Прогулка вдоль трассы промышленной части Города перед восходом солнца

Воздух тяжел и крепок, под ногами – коричневый снег. Бесконечные полосы автомобилей, лимфатические узлы бензоколонок – трасса безупречно выполняет назначение кровоснабжения Системы. Прямые углы фасадов, окон похожих домов неохотно расступаются, пропуская неорганизованные, но уже тронутые коричневым воды реки.

    Встречные тени в глухо закрытых воротниках проходят, не видя, сквозь тебя. Погаси огонь, прохожий  -  ты не встретишь здесь человека.

Но даже если, казалось бы, культура окостенела – ты сам еще в пути. Цени это.

Ты в пути, и ты из тех, кто умеет выбирать себе достойных попутчиков среди людей, вещей и мыслей – в настоящем и прошлом.

Сама дорога может быть важнее цели – хотя бы и по причине отдаленности последней от первой; отсчитай же версты-страницы ближе к предисловию и назови своих близких…

О государстве и православии

«Это обширная страна, а её жители непокорны, держатся вызывающе, воинственны… Одна часть их – рыцарство. Жрецы пользуются уважением. Платят дань. Город Куяба – местопребывание царя».

Царь, профессиональные воины, налоги – к началу девятого века объединение племен завершилось. Кривичам-полянам-древлянам были сообщены единые цели и задачи – государственное колесо закрутилось, потянув за собой след новой идеологии – христианской (представить, как слилась одна вера с другой, можно, заглянув на сайт села Тоншаево с призывом «Стань марийцем! Ходи в священные рощи и церковь!»).

Так Россия, едва сформировавшись, впервые приняла и растворила в себе лучшее, что могла дать Европа, соединив интересы практические с духовными. Растворила, но себя не потеряла, тут же отвернувшись от юга к северу –в  легенде о призвании варягов подчеркивалась политическая независимость княжеской власти от Византии. В самом получении христианства через её посредство русские на всякий случай усомнились: уверовали-де мы, слушая проповеди самого Христова апостола, шедшего в те поры в Рим…

Православие было и остаётся для русского человека полем для отдохновения мятущейся души, источником её бодрости. Верь в себя, надейся на Бога, люби ближних – глубины неищетной простая мудрость. Однажды в нашей истории составляющая этой триады смысла – Надежда – была подменена упованием на государство, но человека можно только любить, твердыня же чаяний находится за пределами мира дольнего. Кроме того, лозунг «свобода, равенство, братство» подразумевает в основе - «культура», и страшной ошибкой было строить новое государство на её обломках.

О языке

Оставляя знаки на бумаге, дереве, камне, человек общается вопреки бесовской выдумке – времени (и в этом тоже святость Слова). Известно, непокорный славянский язык был заключен в решетку кириллицы, после чего был объявлен способным нести богослужения. Но сакральные смыслы уже были переплетены в узорах перстней, браслетов-ручиц, и даже на дне горшков чертили по свежей глине мастера – название и вещь должны быть едины; чудодейство извития хранило предмет и его владельца, много «читаху и гадаху» над ними академики во славу культуры русской – люди на Руси были грамотны от века. Кириллица лишь позволила развернуть славянские тексты в пространстве, а греческий синтаксис, закручивая русскую мысль спиральными витками придаточных предложений, есть, по сути, аналогия древних русских орнаментов. Сохраняя эту древнюю ветвистость, язык впитал идеи православия настолько, что до сих пор еще ортодоксия тщится отделить зерна от зерен - неспроста беспокоится Синь-камень у Плещеева озера – Перуновы искры живы в нас.

С таким ядром – грозит ли русскому языку «вестернизация»? ….

Найти бы только Ломоносова, чтобы распределил хлынувший хаос слов. Но говорят, универсальное знание сегодня недоступно.

Путь сердца

В человеческой душе заложены две силы  – действенная и созерцательная. Первая двигает тебя вперед, но к цели тебя приводит вторая.

Широта горизонта географического обусловила раздумчивость русского человека, и, как знать, не это ли качество еще оставляет для России надежду, тогда как Западу объявлен приговор: цивилизация.

Русский человек мир постигает сердцем, слова его исходят из этой глубины, сохраняя её сокровенное дыхание. Первые сентиментальные романы  в стиле граффити украшают стены церквей древнерусских городов: «Ох, тут был я», «Господи, помози», «Милава люба мне» - дышит век одиннадцатый.

Русскому человеку нет надобности проводить семь лет на Волшебной горе с целью разумом постичь кризис эпохи, ему достаточно несколько дней напряженной духовной жизни (герои Достоевского), чтобы сердцем понять несостоятельность идеи «всё дозволено».  Будет дан и выход – в высшем идеале человечества – в Красоте. Да, тут Дьявол с Богом борется, и тогда как герой западного романа попадает в окопы первой мировой, полем  битвы русского юноши оказывается сердце, где побеждает Красота единственная – «любви, печали, отреченья», красота с тихой улыбкой бесконечного сострадания.

Этот идеал – душа русской культуры, позволивший ей выживать в годы реакций Инквизиторов любых столетий. Выживала и цвела – потому что не искажала зерна православия в попытках соединить веру с целями мира сего; выполняла своё прямое назначение духовного роста, занятая мыслью высокою, «чтоб, усовершив себя  в земной юдоли, увидеть невечерний свет и возвратить с процентами врученный от Господа талант».  Православие здесь – не религиозная система, а мироколица русская - то, в чем живёт родившийся в России.

Быть свободным в России

Нацией нас делает язык и государство. Отчего же свойственно нам стремление разорвать зависимость от власти, от народа? Откуда самоощущение «усталого раба»?

Государство, народ в России – семья с отношениями «старший/младший». А в семье каждому её члену при общей крыше положена бы отдельная комната («дальная обитель»). Быть как все и быть самим собой. Быть как все - значит «купно за едино» отстоять границы, отстроить сгоревший дом (лишь бы это не оказалось строительством Котлована). Быть собой - «сметь своё суждение иметь», отстоять его, изменить этим семью ( увы, задним умом крепкие, спустя года понимаем: Пушкин предупреждал, Достоевский предугадал, Горький обвинял)...
Мужество быть как все делает нас частью единого, желание быть непохожим на других – личностью.

Век двенадцатый: гололёд задерживает дружины Святослава, а во Путивле стяги бранные стоят. Солнце меркнет – Игорь Святославич  клянется испить шеломом Дону.  Слова великого князя киевского не послушает, своей воле следуя. За холмом уже  Русская земля – свист звериный, лай лисиц, орлиный клёкот.

Двадцатый век. Первый год вынужденной эмиграции:  «Ветрено. Сыро, темно. И ветрено. Полночь швыряет листву и ветви…» - Иосиф Александрович пробует роль своевольного князя. Общее между ними – каждый остался самим собой, сделав самостоятельный выбор. Общим было желание испить воды-свободы синего Дону-Атлантики. Общей была тоска по родине, где не устает «ничить трава жалощами».  «Черпая кепкой, что шлемом суздальским, из океана волну, чтоб сузился», Поэт никогда не вернется домой, возвращаясь скрытой болью строк своего творчества, творчества «ради речи родной, словесности». И здесь он не художник-индивидуалист, а часть мира русской культуры. Быть свободным в России – уметь говорить правду.

Если долго смотреть в культуру, она начинает смотреть в тебя. Стихия жизни, она даёт образцы человечности. Её герой – человек пусть и сомневающийся, но это человек поиска, «вечный революционер».

Готовых рецептов не предлагает, но обостряет слух «органа шестого чувства» - к голосу совести, Бытия. А это – гарантия свободы от «мнений света» (стада), от ловушек хама.

Восход

Монотонность городских массивов способна умертвить живое восприятие. Но у тебя есть память – а значит, собственная игра. Играй по своим правилам, и они станут правилами для всех.

…Дыхание и шаг становятся легче, прозрачные капилляры воображения переполняет движение мысли – кровоснабжение духа.

Сквозь решетку строящегося Мегацентра, с каждой минутой умножая силу, светит восходящее солнце. Здесь они и встречаются – глаза в глаза – жар способности человека думать и жар первобытный.  Хочешь ты того или нет – встречу эту дарит тебе Город.

Построения Культуры так же реальны, как и строения Города, и есть тропы, их пересекающие. Доверься силе, которая  ведет тебя к цели, и не препятствуй – двигающей вперед.


В этом разделе: