Всероссийский фестиваль русской речи "Русское слово"
Фестивль русской речи Русское слово 2010
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?

Просмотр темы "Счастье - это..."

ФорумВаше творчествоСчастье - это...

Автор

Сообщение

03-12-2009 09:18

Жук Сергей Иванович
Увидел в "АиФ" рубрику: "Счастье - это..." и призадумался. Издавна оно зиждется на трёх китах: богатстве, славе и любви. Что выбрать? Хочется-то всего понемножку. Екклесиаст как-то выбрал славу и богатство, а потом сказал, что всё это суета сует и нет от этого счастья пол солнцем. Парис выбрал любовь, и случилась от этого Троянская война. Поэтому я думаю, что счастье - это

ТВОРЧЕСТВО


В небе мрачном и мглистом
Зазвенят облака,
И с разбойничьим свистом
Хлынет сверху река.
Божья искра охватит
Мою душу в ответ,
Снова кофе не хватит
И отключится свет.
Но за бешеным стуком
По слепому окну
Верный творческим мукам
Долго я не усну.
Утром буду отчасти
Вял, устал, нездоров.
Почему же я счастлив
Без конца, до краёв?

А потом я опять призадумался и написал пародию на самого себя.

Сюрпризы сыпались на голову
Ему с огромной высоты,
Через окно ложились поровну
Вода и искры на листы.
А муза долго не артачилась
И выключала сразу свет.
А кофе в турке всё корячилось:
Его не выключил поэт.
Они все четверо не спали,
Им было право не до сна,
И их всегда вот так встречали
Зима, и лето, и весна.
Так каждой ночью повторялось,
Пока не стал он стар и сед,
И муза быстренько умчалась:
Переманил её сосед.

Наверное, нет в жизни счастья... А вы как думаете?
11-12-2009 13:38
Кинжалова Ирина Александровна
Я думаю, счастье - это здоровье близких, удовлетворение от работы, умение радоваться жизни и умение удивляться по-детскиРжу
11-12-2009 16:06
Маркович Ирина Анатольевна
А тут слышу: в форточку кто-то стучит. Открываю – Муза: «На улице дождь, пусти погреться». Я впустил. Но, поскольку она промокла, то и стихи получились соответствующие.

Гель-Гью, Каперна, Лисс и Зурбаган
Мне в детстве ум и душу волновали.
Но вижу: всё – мираж, фантом, обман,
И Грин сегодня ценится едва ли.

Вы – Фрези Грант, а я смотрю Вам вслед.
Вы по волнам скользите, улыбаясь.
Вы дальше, дальше – и уже Вас нет.
Я вижу тьму и сам во тьме теряюсь.

Хотел бы я найти златую цепь,
Сшить паруса и к Вам на них примчаться.
Но рядом моря нет – а степь да степь,
Где ямщики всё норовят прощаться.

И я – не Грей. Я – Немо, я – Никто.
Я в глубине, и солнца не увижу.
И не склоняются кино, метро, пальто.
И не был я ни в Риме, ни в Париже.


...Месье Фламбо! Свободою - горим?
Прощаться с морем? Явно поспешили:
Ведь впереди и Грин, и Крым, и Рим
(К утру, надеюсь, Музу осушили?)

Я, не дыша, присматриваюсь к Вам:
О, странная, глубинная натура!
...Снаружи - дождь. В Инете - флуд и спам.
За шеломянем - русская культура...
11-12-2009 20:48

Гурьев Андрей Димитриевич

Ну да, творчество – это...
не только щастье, но и смысел:


Его искали сто веков
Сто миллионов м... чудаков.
Он не скрывался, не бежал,
Он на поверхности лежал:

Ну если создан из сырца
Я по подобию Творца,
То Смысл нетрудно уловить –
Я должен что-то натворить!?

25-01-2010 23:22
Сергеева Ирина Васильевна
Стихами отвечать времени нет - уроки надо делать. А счастье - это каждый миг жизни. Жаль, что понимаем это поздно. Ах, как я тогда, оказывается, счастлива была. поздняк метаться.
27-02-2010 18:52

титова екатерина александровна
немного не в тему....
но....
такое вот у меня состояние)...

Так тихо - тихонько, чтоб просто никто не услышал,
Опять недвижимы, с пути чтобы просто не сбиться.
И счастье вновь ловим на скате чужой чьей-то крыши…
А небо так близко
кружится
Кружится
Кружится…

И мы в темноте не на голос идем друг за другом…
И падая вновь, забираюсь в свой ад-полурай.
Я так не хочу, чтобы ты становился мне другом…
Готова кричать –
улетай
улетай,
улетай.

Опять промолчим… ни о чем наши слоги и вздохи…
Мы разные люди, такие, что даже не снилось,
Но в памяти живы остатки, безумные крохи
Мечты что
Разбилась,
разбилась,
разбилась.

А как было раньше.. терпели, крепились, держались.
И сердце с надрывом и с болью, но все же мирилось…
В людских полутенях совсем мы с тобой потерялись…
А счастье так близко
кружилось
кружилось
кружилось.
28-02-2010 22:55
Труханова Дарья Сергеевна
Под ногами изумрудные травы,
Под ногами брильянты росы.
Я без устали, долго-долго бежала,
Я летним утром ловила мечты.

Я видела даже как хороводы,
Облака водили на восходе,
И сидя у торжественно-сонной реки
Я плела венки из лебеды.

P. S. ДА, счастье - это творчество!
25-03-2010 09:23

Жук Сергей Иванович
Катя Титова и Дарья Труханова! Дорогие поэтессы! Спасибо за милые стихи. Бегу на урок с прекрасным настроением, которое будет передано другим людям. Значит, творили вы не зря. А анализировать стихи (если позволите) попробуем попозже.
26-03-2010 07:19

Жук Сергей Иванович
Наступает весна, и тает
Рыхлый снег на Алтае у нас.
Я не знал, что вокруг бывает
Столько милых и ласковых глаз.

Впрочем, что это я о себе. Давайте дадим слово детям, которых я учил писать стихи. А они о ком? Да всё о том же: о Женщине и о Весне.

Наши мамы
Все знают, что на свете
Роднее мамы нет.
Без мам тоскуют дети,
Кто сварит им обед?
Кто вещи постирает?
С уроками поможет?
Кто с нами поиграет?
Всё это мама может!
Любите её, дети,
На много-много лет.
Все знают, что на свете
Роднее мамы нет.
Лиза Ткаченко

Моя любимая мама
Твои глаза мне сердце согревают,
И образ твой мне видится во сне.
И жизни чувства радостно играют,
Волна любви колышется во мне.
Ты обойди все земли и планеты,
Все океаны и изгибы рек.
Я мамочку люблю сильней всего на свете,
Ты самый дорогой мне человек.
Я для тебя с небес звезду достану,
И буду доброй феей для тебя.
Любить тебя я в жизни не устану,
Я и сейчас живу, тебя любя.
Алёна Рыжова

Дорогая мама
Дорогая мама, без тебя ни дня,
И весна родная в сердце у меня.
Дорогая мама, про весну пою.
Дорогая мама, я тебя люблю.
Дорогая мама – символ красоты,
И на целом свете всех добрее ты.
Серёжа Синенко

Весна пришла
Я сижу, учу уроки,
А на улице весна.
Котик Васька-лежебока
Разморился у окна.
Следы капель на крыльце:
Потекли сосульки.
И веснушки на лице
У сестрёнки Юльки.
Солнышко смеётся,
Лучиком блестит.
Пёс о двери трётся,
Дед Егор ворчит.
Вся земля проснулась,
Ожили леса.
Это к нам вернулась,
К нам пришла весна!
Влад Мешков



27-03-2010 06:13

Жук Сергей Иванович

!

Вере Е – вой...
Мысль меня печальная тревожит:
По весенней солнечной поре
Мы с тобой не встретимся, быть может,
На Финальном конкурсе в Орле.
К вечеру народ отвеселится
И остынет в Орлике вода.
Только наши радостные лица
Под луной не вспыхнут никогда.
Вся земля уснёт береговая,
Завернувшись в сумрак голубой.
Cлавной ночью, Вера дорогая,
Жаль, что мы не встретимся с тобой.
Вдруг звезда погаснет золотая –
Загадай, что будет, если бы…
Я пишу письмо тебе с Алтая,
И не жду подарка от судьбы.

01-04-2010 08:00

Жук Сергей Иванович
Пасха
Наступил великий день весенний,
Заструилась с неба теплота.
Светлое Христово Воскресенье:
Куличи, веселье, суета.
По селу идти легко, приятно
От любви, от счастья, от весны.
На душе светло и благодатно,
Потому что будем спасены.
Как сегодня в церкви многолюдно,
И в глазах - то радость, то слеза.
На стенах задумчиво и чудно
Нам в ответ кивают образа.
Пасха! Пасха! День первоначальный
Искупленья, веры, доброты.
Повсеместно образ Твой печальный,
Ведь спаситель мира только Ты.

Поздравляю с праздником великим и желаю всякого добра. Простите, если обидел ненароком. Вечного вам счастья!
Любящий вас Сергей.
08-04-2010 07:04

Жук Сергей Иванович
Вдохновение – славное, странное и довольно-таки навязчивое чувство, которое приходит и при любви, и при тоске…

Крест
Пурга туманит всё окрест,
Сжигая мысли.
Роняю свой огромный крест
В сугробы жизни.
Но наклоняюсь я за ним
Опять и снова,
А из сугробов сотни зим
Глядят сурово.
Не то чтоб очень тяжело,
Но где согреться?
Ещё не всё ведь зажило
В душе и сердце.
И хоть мороз без подоплёк
Вживую режет,
Я верю: тёплый огонёк
Ещё забрезжит.
Ну а пока тяжёл мой крест.
Что делать? Если
Пришли во тьме из дальних мест
Чужие песни.

Исход
Что толку в низменном кругу,
В земных богах?
Я откупиться не могу:
Не при деньгах.
Вся жизнь как страшное кино:
За дублем – дубль,
Где роли главные давно
Освоил рубль.
Оставлю тусклую мораль
На вашу грусть,
Уйду в сияющую даль
И не вернусь.
Стихи, которым уж не рад,
Без слов и нот,
Они бегут за мной в закат,
За горизонт.
Я оглянусь в последний раз:
Возврата нет.
Мигнул прощально и погас
Зелёный свет.
12-04-2010 08:06

Жук Сергей Иванович

Ко Дню космонавтики

В тот день я был самым несчастным человеком на свете. Мне исполнилось уже шесть лет, а я ничегошеньки толком не умел делать.
- Никудышный ребёнок, - удивилась мама, узнав, что я ещё не дочитал «Побег Саньки Петушкова». – За неделю книжку не смог прочитать. Неучей и лентяев не берут в космонавты.
- Слабоватый мужик, не пущу я тебя на космонавта учиться, - сказала бабушка, после того как я неудачно взялся помочь ей полить помидоры. От колодца до огорода я донёс всего два ведра, половину воды расплескал, облился с ног до головы и спёкся.
- Мазила. Космонавты такими не бывают, - произнёс мой лучший друг Вовка Шевченко, когда я не попал из лука в коршуна, и тот продолжил клевать голову цыплёнку. А Валька Каплий не промахнулся. И хотя коршун взмыл ввысь вместе с попавшей в него стрелой, зато цыплёнок остался жив.
Сломленный жизненными неудачами, а особенно тем, что космонавта из меня не выйдет, я спрятался ото всех на чердаке.
- Серёжка, Серёжка!.. Ты где? – уже давно звал меня Петька Мозер.
Петьку я любил и уважал больше всех мальчишек. Он был старше меня года на три-четыре. Отца у него не было, мальчик жил с нами по соседству с больной мамой, и всё делал по хозяйству сам. Даже корову доил. Он сделал мне лук из берёзы и несколько стрел из камыша с жестяными наконечниками, свисток из тополиной ветки, деревянный пистолет, стрелявщий пульками из алюминиевой или медной проволоки метров на пять-шесть, две деревянные гранаты. Ещё Петька занимался самбо. Я часто ходил за ним по пятам и умолял:
-Петь, а Петь, ну покажи приёмчик…
-Отстань, - отвечал Петька, - давай я тебе лучше книжку почитаю. Про Тома Сойера или капитана Сорви-голову.
-Не хочу книжку, хочу приёмчик, - канючил я.
-Ладно, - соглашался Петька, видя, что я вот-вот обижусь, - пойдём за сарай, пока я добрый. Только я буду одной левой.
Петька осторожно бросал меня от себя и через себя, а моему счастью не было предела. Сильно дружили мы с Петькой несмотря на разницу в возрасте. Вернее сказать, был он моим первым учителем и покровителем. И уважал мою мечту стать космонавтом, хотя сам давно решил, что будет трактористом.
-Бабушка Мария, - в который раз спросил Петька, - а Серёжка где? Никак не найду.
-На чердаке он спрятался, - наконец выдала меня бабушка.
-Серёжка, - подойдя к лестнице, ведущей на чердак, заорал Петька, - слазь немедленно, а то залезу и скину. Беги скорей в магазин: там спички новые привезли. Космонавты есть, я сам видел.
Когда я услышал сногсшибательную новость, то с чердака скатился кубарем. Забежал в сарай, выхватил яйцо из-под рябой несушки и бросился на улицу.
-Подожди, оглашенный, всех кур распугал, - закричала мне вслед бабушка, - деньги возьми. Вот пятнадцать копеек.
- Не надо, я яйцо взял, - на ходу ответил я.
В нашем магазине принимали от сельчан коровье молоко и куриные яйца. За одно яйцо продавщица тётя Галя давала шесть копеек. Столько мне и надо, чтобы купить шесть коробков спичек. А зачем мне бабушкины пятнадцать копеек? На такие деньги можно пировать весь день: сходить в кино, выпить бутылку лимонада и купить кулёчек конфет-леденцов. По выходным дням, когда кино привозят, я так и делаю.
До магазина я домчался в один миг.
- Вот и космонавт прилетел, - певуче протянула продавщица.- А то за весь день ни одного покупателя. Поговорить не с кем.
И мы начали соблюдать ритуал. Я отдал тёте Гале яйцо, взмокшее в моей руке и чудом не разбившееся по дороге. Взамен продавщица положила на прилавок шесть копеек. Большой медный пятак и маленькую копейку. Моя макушка еле-еле виднелась из-за прилавка. С трудом я дотянулся до монет и протянул их обратно тёте Гале.
-Тебе лимонада или конфет? – громко и весело спросила она, сделав вид, что не имеет представления, зачем я примчался в магазин.- Если лимонада попить, то копейка тебе сдачи будет. А если конфет, то каких?
И тогда задохнувшись от волнения и восторга, я прошептал:
-Мне все коробушки, с космонавтами.
-Тебе, жених, разных космонавтов или только Терешкову? - пошутила тётя Галя.
-Мне всех… разных! - испуганно воскликнул я.
-Вот возьми, - смилостивилась весёлая продавщица и выложила на прилавок шесть коробков.
Тётя Галя могла сказать, что детям продавать спички не положено и чтобы я вечером пришёл вместе с мамой. Но она не стала портить мне праздник, ведь я прибежал к ней не за спичками, а за космонавтами.
Домой я возвращался важно и медленно. Мои карманы оттопыривались, потому что в них лежали шесть коробков со спичками. А на спичечных этикетках были портреты космонавтов в космических шлемах и скафандрах.
На нашей улице я встретил отряд мальчишек и девчонок, вооружённый луками и стрелами. Их было человек семь - впереди Валька Каплий. Он радостно закричал:
-Серёга, бери лук, айда с нами. Скорей собирайся - мы подождём.
-Не Валь, не пойду, некогда мне, - ответил я.
Вытянулись и застыли вокруг изумлённые лица детей.
-Ты чё заболел? – спросил Валька. – Мы тебя столько ждали. Гусей из глины налепили. Пойдём постреляем, потренируемся.
-Не, он спятил, - взглянув в моё глуповато-счастливое лицо, сказала его сестрёнка Тоня.
-А я тогда с тобой в ссоре, - смущённо и растерянно сказал мой лучший друг Вовка Шевченко, - и мириться завтра лучше не приходи.
-Мне, правда, домой надо. Честно-пречестно, - тяжело и горестно вздохнул я. – Космонавтов в магазине купил. Вот посмотрите.
-Ух, ты, - в один голос ахнули семь голосов, и столько же рук устремилось ко мне, - дай посмотреть.
-Завтра всем покажу, - пообещал я, - когда в альбом наклеим.
В доме я высыпал спички из коробков прямо на кухонный стол и сказал:
-Бабушка, спички – тебе, коробушки – мне. Давай космонавтов угадывать. А то вечером мама этикетки отдерёт и мне в альбом наклеит.
-Да я же не всех знаю космонавтов-то. Вижу плохо. Титова и Поповича путаю. Они в шлемах похожи.
-Бабушка. Но это же так просто! Вот Юрий Гагарин, он первый в космос полетел. Герман Титов второй. А за ним Андриян Николаев. Затем Павел Попович. А вот этот Валерий Быковский. А это Валентина Терешкова. Она недавно из космоса вернулась. Я всех по порядку разложил. Смотри, бабушка… Они на космическом корабле «Восток» летали. Сейчас я ракету нарисую. Вот только альбом возьму.
В тот день я был самым счастливым человеком на свете. Несметное сокровище лежало передо мной на столе – шесть спичечных коробков с портретами советских космонавтов. Мне исполнилось уже шесть лет. Я плохо читал и неумело стрелял из лука. Но я легко узнавал по именам и лицам всех наших космонавтов, хотя они на спичечных этикетках были в космических шлемах и скафандрах.


14-04-2010 11:58

Кайгородцева Людмила Петровна
Сергей Иванович! Ну очень тёплый рассказ. Больше всего понравилось, что у мальчика мечта высокая была. Откуда-то она взялась? 6 лет, а такой целеустремлённый!.. И очень понравилось, что можно было яйцо в магазин принести - деревенская валюта. Первый раз читаю об этом. И что продавщица честная оказалась, не обманула мальчика. И сколько много можно было купить на 6 копеек!.. Уже забылось (кроме газировки и спичек). Светлый рассказ. Спасибо. Куда-нибудь предлагали на публикацию?
04-05-2010 07:23

Жук Сергей Иванович

Ко Дню Победы

Мечет отблески пламя
На холодный гранит,
Ты изваян из камня,
Ты из бронзы отлит.
И в Смоленске, и в Брянске,
И в Москве жил герой
Той далёкой Гражданской
И второй мировой.
На плиту осторожно,
Возлагаю венок.
Если было бы можно,
Если б я только мог?!
Той военной порою
Мне хватило бы сил.
Я бы павших героев
Всех собой заслонил.


Учительница и поэтесса

Молодёжь рвалась на фронт, и военкома кляли на чём свет стоит.
-Да он просто зверь, - сказала смуглая черноволосая девушка.
-Обыкновенная тыловая крыса, - буркнул вышедший вслед за ней белобрысый паренёк. Пронёсся слух, что девушек не берут вообще, а парней лишь каждого десятого.
Умом Таня понимала, что рассчитывать не на что, но всё равно с тайной надеждой в сердце ждала, когда её вызовут. Ведь записалась она ещё с вечера, не уходить же. Но редко кто выходил из кабинета военкома с радостной улыбкой, чаще – притихший, разочарованный.
И вот Таня услышала свою фамилию. Стараясь держаться твёрдо и спокойно, она вошла в кабинет.
Военкому на вид было лет сорок. Две шпалы в петлицах, орден Красного Знамени на груди, с потрескавшейся эмалью – видно, ещё за Гражданскую. Военком оказался не зверем и не крысой. Обыкновенный, хотя и в форме, мужчина. На отца похож.
Оторвавшись от бумаг, военком взглянул на Таню, его воспалённые от бессонницы глаза блеснули, и он полуутвердительно спросил:
- Тоже на фронт?!
-Да, я хочу бить фашистов!
-Эх, молодёжь, молодёжь… Кто постарше, те дома сидят, повесток ждут. А вы куда-то спешите. Я вот, видишь, здоровый мужик, воевать умею, но сижу, жду. Навоюетесь ещё.
- А может война скоро кончится.
-Да это же хорошо! – воскликнул военком. И уже другим, чётким и деловым тоном:
-Образование?
-Педагогическое.
-Немецкий знаешь?
-Английский в школе учила.
-Есть указание направлять девушек только на курсы переводчиц или санинструкторов. По всем статьям не подходишь, медицинского образования нет, немецкий не знаешь. И уже не глядя на Таню, отрывисто бросил:
-Следующий!
Порученец военкома, сверившись со списком, приоткрыл дверь в коридор, где толпилась молодёжь, крикнул:
-Егоров!
Таня медленно вышла из военкомата и долго стояла, глотая слёзы. Кто-то тронул её за плечо, она обернулась и увидела парня, который входил вслед за ней к военкому.
-Не расстраивайся, - почему-то виновато сказал он.- Я тебя на фронте защищать буду. Я ведь артиллерист, наводчик орудия.
Он говорил что-то ещё, без умолку, спокойно и убедительно. И уже через несколько минут успокоившаяся Таня и Степан Егоров шли по проспекту, оживлённо беседуя. Таня рассказала, что отец у неё кадровый военный, и уже отбыл в сторону фронта. И хотя родилась она в Ленинграде, но в школу пошла в Киеве, а закончила уже здесь, в Смоленске. А Степан убеждал девушку, что война будет недолгой, и скоро все вернутся живыми и здоровыми. И Танин отец, красный командир, и он, Степан Егоров, простой артиллерист. Шёл второй день войны.
А ещё через два дня Смоленск пылал заревом пожарищ. Город горел всю ночь и ещё день. Сначала в небе зависли немецкие самолёты-разведчики «Фокке-Вульфы-189», именуемые в простонародье «рамами» за конфигурацию крыльев, а затем с воем налетели «Юнкерсы-88». Посыпались бомбы.
Была эвакуация. Так из Смоленска Таня попала на Урал. Она стала работать на оборонном заводе, где делали снаряды и гранаты. О фронте пришлось забыть. Даже желание заводских мужчин призывного возраста попасть на фронт рассматривалось чуть ли не как дезертирство. Таня очень уставала, ей часто приходилось работать в две смены. Однажды после окончания работы Таня взяла кисточку и краску и попыталась написать на снаряде «Смерть фашизму!», но в который раз не хватило сил. От недоедания кружилась голова, от усталости дрожали руки, получилось только «СФ».
«Бойцы догадаются», - подумала Таня.
Снаряды этой партии отправили воинским эшелоном в Смоленскую область. А затем из Ельни по приказу командующего, минуя армейские склады,- сразу на передовую. На смоленском направлении фашисты двигались к Москве.
Наша батарея 57-мм противотанковых пушек с бронебойщиками на флангах оказалась на направлении главного удара немецко-фашистской группы армий «Центр» генерал-фельдмаршала фон Бока. С рассвета и до полудня защищая полустанок под Ельней, выдержав две танковые атаки, батарея перестала существовать. И когда в очередной раз поползли немецкие танки, то за ними замелькали чёрные фигурки. В атаку шла отборная эсэсовская дивизия «Рейх». А на её пути стояло последнее, сменившее третью позицию орудие, с искорёженной левой станиной, которую поддерживали пустые ящики из-под снарядов. Рядом, у чудом уцелевшей обугленной и иссечённой осколками берёзки, в обгорелой гимнастёрке, пропахший дымом, покрытый копотью лежал наводчик Степан Егоров, но, услышав утробное рычание танков, он медленно поднялся. Смахнув в глаз кровавую пелену, заряжая пушку, он рассмотрел на снаряде буквы «СФ». Ему почему-то вспомнился смоленский военкомат и девушка Таня, которую он обещал защищать. И тогда он сам себе еле различимым шепотом скомандовал:
-По танку, ориентир 4, влево 18, прицел 10, наводить в середину, огонь!
И, падая на прицельную раму, он знал, что всё-таки выстрелил. И тут же дёрнулся и зачадил головной танк. А эсэсовцы, расстреляв из автоматов уже бесчувственное тело, долго удивлялись фанатизму русского.
Как-то вечером далеко на Урале Таня просматривала список награждённых в «Правде». И вдруг больно кольнуло сердце.
«…Егоров Степан Васильевич… посмертно».
«Да нет, не может быть, это не он, - подумала Таня. – Мало ли Егоровых в России. Наверное, генерал какой-нибудь».
Солдат в сорок первом награждали редко.
В сводках Совинформбюро прочное место занял Ленинград. Там рушились дома, горела земля, кипела вода в Ладоге, улицы были усыпаны осколками авиабомб и снарядов. И не было в мире равных по доблести и мужеству защитникам Ленинграда. Город стоял насмерть. И Танино сердце переполнилось гордостью за любимый город, в котором она родилась.
И ещё она знала, что там, перекрывая канонаду, чётко и несгибаемо гремят из репродукторов строки Анны Ахматовой:
Час мужества пробил на наших часах,
И мужество нас не покинет.
И тогда Таня тоже стала писать стихи.

***
Вскоре после войны к барнаульскому вокзалу подошёл поезд дальнего следования. На перрон вышла молодая стройная женщина. Тогда она впервые ступила на алтайскую землю, и с тех пор навсегда связала свою судьбу с её людьми. Татьяна Александровна Аверина, жительница Степного Озера, является прототипом героини рассказа. До выхода на пенсию она преподавала русский язык и литературу в местной школе, и была моей любимой учительницей. Татьяна Александровна для меня и многих её учеников роднее всех родных. А её прекрасные стихотворения долгое время украшали страницы районной газеты. Учительница и поэтесса. Какое редкое, красивое и удивительное сочетание слов!
И я написал о ней, потому что своих дедов, защитивших нашу Родину в Великой Отечественной войне, мне увидеть так и не довелось. Дед по отцовской линии, Фёдор Меркурьевич, сгорел в танке в сентябре 1941- ого где-то на Минском направлении, а дед по материнской линии, Спиридон Власович, умер от ран уже после войны в Саратовской области.





1 2
Гости не могут писать сообщения на форуме. Пожалуйста авторизуйтесь или зарегистрируйтесь